ПОЛЬША

1961, 1996 (транзит), 1997 (транзит)

Варшава (2 раза), Краков (2 раза), Гута, Освенцим, Вроцлав


Я вошел в самостоятельную жизнь в послесталинскую эпоху, в период хрущевской "оттепели" и мне было интересно посмотреть на мир. Первые попытки туристом поехать в Польшу, а потом в Бельгию не увенчались успехом.
Когда я был на 3-ем или 4-ом курсе (1956-57 ?), в институте повесили объявление, что можно подать заявление на поездку в студенческой группе в Польшу. Родители обещали дать денег, и я написал заявление, сдал заполненную анкету и медицинскую справку. Мне в студенческом профкоме сказали, что все в порядке, но неожиданно я получил "от ворот поворот". В назначенное время я явился на сбор отъезжающей группы, куда меня вызвали, а в списке меня не оказалось. Помявшись, мне сказали, что, очевидно, я поздно принес справку о состоянии здоровья. Комментарии отсутствуют...
Прошло несколько лет. В 1961 году на работе повесили объявление о наличии туристических путевок для поездки сразу в две страны Польшу и Чехословакию. Я опять подал заявление, и так как в институте меня уже знали, как комсомольского активиста, то меня не выкинули из списка, и я удачно прошел по всем этапам оформления. Профком не возражал, чтобы мне выделили путевку (а их было всего 2), а партком дал мне положительную характеристику. Потом надо было пройти собеседование в райкоме партии. Там была очередь, и всех била дрожь. Каждого входящего старые большевики, заседающие в комиссии, спрашивали о чем-нибудь мировоззренческом и политическом. Оказалось, что кроме любимых вопросов - кто руководит компартиями тех стран, куда направляются туристы, почему-то спрашивали - что такое философия, и все от неожиданности терялись. Наконец народ в коридоре выработал краткий, емкий и безошибочный ответ: это любовь к мудрости. Все передо мной, и я тоже, так сказали. Еще спросили, какую я читаю газету, и дали разрешение на поездку.
Маршрут был такой: Варшава - Краков (в предместьях которого посетили лагерь смерти Освенцим и металлургический комбинат "Ленинская Гута") - Вроцлав. Потом был переезд в Чехию. Ехали мы из Москвы на автобусе, который в Минске сломался, и в Варшаву мы опоздали на сутки и ее практически не увидели. Дело в том, что ехать за границу можно было только на автобусе, который был бы из московского спецгаража "Интуриста", а шоферы должны были быть тоже из Москвы и иметь загранпаспорта. Вот мы и провели сутки в Минске, ожидая из Москвы замену.
Во время поездки нас пасла некая дама по прозвищу "Мамуля", которая была секретарем партийной организации какой-то фабрики, и ее поэтому назначили руководителем группы. Она регулярно проводила партийно-комсомольские собрания, не позволяла нам ходить поодиночке, общаться с местным населением (и еще петь американские солдатские песни, а мы пели все подряд в день годовщины начала войны, который нас застал во время поездки). Одна из туристок умудрилась заглянуть в ее дневник, где велись подробные записи, кто, что и по какому поводу говорил.
Мы увидели Польшу, еще не успокоившуюся после антисоветских выступлений (незадолго до этого в Познани было восстание, и его подавляли советские танки). Тогда страну только возглавил Владислав Гомулка, распустили в стране колхозы, и отозвали в Союз маршала Константина Рокоссовского, который до этого был министром обороны Польши. На пыльном автобусе (не нашем, так как наши бдительные водители всегда вечером мыли машину) ночью написали: "Русские собаки убирайтесь вон!" (Сам видел!). В Кракове нас поляки позвали на вечер в студенческий клуб, но мы не рискнули туда пойти, за что получили одобрение Мамули. На вопросы о культе личности Хрущева мы отвечали, что это не культ, а всенародная любовь, и в ответ обвинили польского гида, который начал этот разговор, в провокации (в это время на экраны вышел фильм под названием "Наш дорогой Никита Сергеевич").
В городах еще было много руин, особенно во Вроцлаве. Были снесены снарядами и бомбами целые кварталы. А ведь после окончания войны уже прошло 16 лет. Было видно, что поляки жили весьма бедно, всюду висел плакат "Маргарин, как масло". Встречающие туристов местные жители интересовались, что мы везем на продажу (кофе, модные в то время капроновые чулки без шва, или вставные зубы (даже !?) для дантистов). А еще нас удивило, даже не множество действующих костелов, а множество молящихся, особенно молодежи. Другой популярный плакат того времени гласил - "Верой родина крепка".
Из шедевров культуры нам удалось осмотреть в Варшаве только знаменитый памятник Шопену в парке Лазенки, а в Кракове - королевский замок Вавель с его удивительными гобеленами и театр с занавесом, расписанным великим польским художником Яном Матейко. А еще в Кракове мы случайно набрели на Музей современной живописи, где впервые увидели настоящую абстрактную живопись, настрого запрещенную в это время у нас.
В программу входили посещение варшавского гетто и лагеря смерти в Освенциме. Все это произвело большое впечатление. Наверное, каждый должен хоть раз увидеть подобное, чтобы иметь представление о фашизме.
Экскурсоводы во всех городах относились к нам весьма тепло. Запомнилась пожилая полячка в Кракове, которая нас водила в театр.
Мы много гуляли, убежав от надзора Мамули. Так в Кракове Музей современной живописи мы обнаружили, гуляя по городу самостоятельно. Прохожие к нам относились весьма любезно. Во Вроцлаве мы втроем ехали на трамвае и поинтересовались у водителя, когда нам выходить, чтобы попасть в нашу гостиницу. Неожиданно, он специально для нас остановился между двумя остановками напротив нужного нам дома. В Варшаве какой-то молодой человек подарил мне значок с Сиреной - гербом города.
Жили мы в приличных гостиницах, питались в ресторанах. Для советских граждан начала 60-ых это было настолько непривычно, что мы себя чувствовали настоящими интуристами.
Нам на злотые и кроны обменяли 30 рублей (пополам). Но на эти деньги можно было купить кучу подарков, в том числе 2 нейлоновых дождевика (страшно модная новинка) - себе и папе, сумочку маме, тапочки бабушке, мелочь для себя, карандаши детям в Одессу и т.д. и т.п.
Об этой и других туристических поездках времен СССР я написал в своих воспоминаниях.
В 1996 году мы с сыном пересекли Польшу по дороге в Берлин и обратно. Подробное описание этой поездки сделано Александром Витальевичем и помещено в его архиве. Варшаву опять видели только мельком.
В 1997 году опять на автобусе я ехал в Италию, и на обратном пути была остановка в Кракове. К моему удивлению, я почувствовал себя на улицах весьма уверенно и всех вывел на историческую Рыночную площадь, чтобы послушать трубача на колокольне Мариатского костела. Подробнее об этой поездке можно почитать здесь.

К архиву текстов и фотографий

К списку стран

Вернуться


Карта сайта